БАХРЕВСКИЙ Е.В.: «Иудеи в крымском ханстве»

Выступление тюрколога, заместителя директора Института наследия БАХРЕВСКОГО Евгения Вячеславовича на круглом столе «Евреи, крымчаки, караимы среди народов Крыма. Социокультурное наследие» 22.12.2015 в Москве.

Спасибо большое организаторам за приглашение. Именно тематика средневекового Крыма – это тематика моей ранней научной работы. Я занимался этно-национальной ситуацией в Крыму в 14-17 веке, в основном по османским источникам. Сегодня я бы хотел выступить по более широкой теме.

Ситуация в научном изучении иудейского Крыма очень  интересна и специфична, так как есть масса сложных проблем, и они часто носят  авантюрно-детективный характер,  в связи с чем часто возникают конкретные конфликты, о которых уже сегодня говорилось. Изученность проблемы, хотя ею очень много занимались, до сих  пор находится на невысоком уровне. Достаточно сказать, что действительно подтвержденные еврейские общины в Крыму фиксируются не позднее 2 века до нашей эры – это иудейские памятники Босфорского царства. Есть и письменные свидетельства о существовании этих общин. Далее существует целый ряд проблем, связанный с хазарским периодом. Кстати, именно с Крымом связана проблематика иудаизации Хазарского каганата.

С начала своей писаной истории Крым был непосредственно связан с  Россией. Можно вспомнить такой сюжет как установление первых дипотношений между московским царством и крымским ханством, в этом сюжете непосредственную роль сыграл персонаж как по русским источникам его называют Хозе Кокос. Это был иудей из Каффы, который выполнял роль посредника между московским великим князем Иваном III и Менгли-гиреем. Переписка шла через него, вплоть до того, что он писал на еврейском, и его просили писать по-другому, так как были сложности с переводом в Москве. Это сюжет 14 века. Чуть позже был еще один известный иудей, которого называли князем Таманским – Захария Схара. Его Иван III пытался привлечь на службу в Москву. Есть переписка с ним, однако данных о том, чем это закончилось, не сохранилось. Но известно, что был персонаж с очень похожим именем, который прибыл в Новогород и там явился родоначальником так называемой ереси жидовствующих в России. Не установлено точно, одно и то же это лицо, или нет. Однако не исключено, что одно и то же.

Мы видим, что культурные, политические, экономические связи между Россией и Крымом устанавливаются с самых ранних времен крымского ханства, и есть чем здесь заниматься в научной сфере.

Существует целый ряд османских, крымских источников, по истории крымских иудейских общин в период с XIV по XVIII века. Они изучаются, но здесь проблема в том, что источники вводятся в оборот не так быстро, как хотелось бы. Общины существовали, сильные, разветвленные, их юридическое, правовое, экономическое положение  в принципе достаточно понятно и описано.

Когда Крым переходит в состав Российской Империи, то первый губернатор Таврической губернии разослал окружное письмо по всем местным общинам с вопросами. Вы наши новые подданные, расскажите о себе, кто вы, какова ваша история, откуда вы взялись, какие у вас есть выдающиеся деятели – длинный список культурологических вопросов. Известно, что крымско-караимская община, которая была одной из самых сильных в экономическом плане в то время в Крыму, пришла к выводу, что она практически ничего не знает о своем прошлом и какова их история.

Здесь начинается первый крымско-иудейский детектив, когда караимы нанимают крымского караима Авраама Фирковича для того, чтобы он написал историю крымских караимов. И он как выдающийся ученый проделал гигантскую работу по собиранию рукописей  по всему Ближнему Востоку и югу России. Но с его именем связан целый ряд сомнительных публикаций, которые часто называют подделками. Есть большие подозрения в том, что имея такой заказ, он пытался удревнять историю караимской общины в Крыму при помощи исправления дат на памятниках в той же крымской Иосафатовой долине. Когда ученые занимаются исследованиями в этой долине и подходят к двум надгробиям: абсолютно одинаковая архитектура, один и тот же материал, и разлет во времени между ними явно несколько лет не больше, а по дате разлет в 1000лет. Скорее всего, это даже родственники похоронены, но один старше другого на 1000 лет. Для чего это делалось? Как представляется, была поставлена четкая политическая цель – вывести караимскую общину из под антииудейского законодательства Российской Империи. И это было сделано. Караимы доказали, что они  не являются обычными иудеями, и с них были сняты все ограничения: они имели право быть офицерами, на них не распространялось право черты оседлости и т.п. В связи с этим возникает целая масса конфликтов внутри и между общинами – одна община себе такие права завоевала, а другая нет.

Существуют сложности и в научном изучении – источники чаще всего написаны еврейской графикой на тюркских языках, и масса источников до сих пор не введена в обращение. Тот же фонд Фирковича, который лежит в Петербурге, в Центральной библиотеке, изучен очень слабо, так как до сих пор нет специалистов, которые смогли бы все изучить, что там собрано.

В такой ситуации появляется много околонаучной публицистики, когда люди не опираясь на конкретные исторические научные методологии, начинают писать романтические версии истории и мы наблюдаем целую борьбу между разными общинами иудеев Крыма вокруг своей истории, что, в общем, печально. Когда в середине 90-х годов ХХ столетия я работал в Симферополе, собирая первые научный сборник «Евреи Крыма», после выпуска которого нам предложили сделать «Евреи Крыма-2», так как сборник пользовался большим успехом,  и долго ходила шутка  о выходе сборника «Евреи Крыма-3» или «Евреи возвращаются». Но на самом деле они практически все уехали в 90-е годы, и евреев практически не осталось в Крыму именно тогда, когда на них сфокусировался научный интерес. И сейчас очень малочисленные общины до сих пор являются предметом таких околоисторических схваток, и это до сих пор происходит в Крыму.

Караимская община достаточно интересна в плане изучения. Основной источник, которым я занимался это записки Эвлия Челеби. У него есть целый ряд сюжетов, посвященных иудеем. Но чаще всего он просто перечисляет, где есть квартал или синагога. Но в трех местах он сделал довольно пространные заметки. Это о Мангупе, где существует до сих пор крупное кладбище, и недавно обследовали синагогу. Он пишет в частности, что путешествуя по Мангупу, увидел семь иудейских кварталов и всего тысячу крытых черепицей иудейских домов, а также 80 лавок. Все иудеи выделывают телячьи и козьи шкуры, в Крыму знаменита телячья кожа с Магнупа. И пишет дальше: «Все здешние иудеи принадлежат к караимскому толку, остальные не любят иудеев этого толка. Они совершенно не знают, что такое кошерное, а что такое трефное. Мясо едят какое угодно, невзирая на то, кто его продает и даже приготовленное на масле и не очищенное от жил. Они как бы кызылбаши среди иудеев. Кызылбаши относятся к шиитам. В день страшного суда они не будут сидеть верхом. Ведь говорят, что израильские иудеи в день страшного суда оседлают кызылбашей. Отступники в день суда будут как ослы под иудеями». Видимо такая поговорка существовала в Османской империи. «Они читают Тору и Псалтырь, но еврейского языка совсем не знают, все разговаривают по татарски».

А вот свидетельство о Чуфут-Кале: «С двух сторон от дороги вырублены пещеры, в них живут бедняки-иудеи. Всего в крепости находится  1350 покрытых черепицей и каменной кладкой прекрасно благоустроенных еврейских домов. А мусульман совсем нет, даже комендант крепости, и стражники, и дозорные, и привратники: все евреи.  В промежутке между крепостными воротами много оружия и военной техники, но чтобы использовать это оружие, у иудеев не хватает смелости. Поэтому эту крепость называют Чуфут–Кале. Но в действительности ее имя Гевхер-Кермен, а пушек и ружей там нет, потому что  иудейский народ не стреляет из пушек и ружей. Они боятся слышать их грохот». Кстати, то же самое он пишет о татарах: «Они не используют ружья, боятся, это не привычно для них оружие». Татары тех времен в основном пользовались луком.

А вот сюжет о Карасубазаре (современный Белогорск): «В этом городе есть 2 тысячи армянской реаййи, платящей харадж, 500 греческих неверных, платящих харадж, и 300 иудеев, платящих харадж. Все неверные реаййа носят колпаки под названием шепертма, похожие на татарские колпаки. На голубых и фиолетовых колпаках греческие и армянские неверные носят значок из голубой парчи размером с монету в 1 куруш. А иудеи прицепляют на колпаки кусочки желтой парчи. Все иудеи — караимы, то есть иудейские кызылбаши. В бане иудеи, армяне и греки не имеют права носить банные башмаки, привязывают к лодыжкам колокольчики и моются в укромном месте. По этим знакам видно, что они — неверные и иудеи».

В общем, есть масса подобного рода подробнейших свидетельств из жизни иудейской общины Крыма этого периода, и сейчас есть  достаточно много современных исследований, которые уже делаются на хорошем научном уровне. Я надеюсь, что работа экспедиции поможет в выстраивании нормального научного интереса к проблематике, а не  авантюрно-детективного.

 

«При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 01.04.2015 № 79-рп и на основании конкурса, проведенного Национальным благотворительным фондом».