Борис Румшицкий: О «Таврическом клубе» и проекте «Ров»

ФОТО: Румшицкий Борис Теодорович, заместитель директора благотворительного фонда «Таврический клуб» доктор математических наук, профессор; ЧЕРНОВ Михаил Игоревич, председатель правления Фонда поддержки и развития еврейской культуры, традиций, образования и науки

Борис Румшицкий
«Таврический клуб»

 

Я бы хотел сказать пару слов о «Таврическом клубе», в котором нет ничего загадочного и таинственного.  Клуб представляет из себя собрание из примерно 50 людей, весьма известных в Крыму, значимых для Крыма из самых разных областей науки, культуры, промышленности, а также национальных и духовных лидеров. Они собрались не по принципу занимаемой должности или административного положения, а по принципу личной значимости. К примеру, Андрей Витальевич Мальгин значим для нас не тем, что он директор Центрального музея Тавриды (наоборот, такой выдающийся историк является украшением музея Тавриды), а своими личными и профессиональными качествами.

Люди собрались в «Таврическом клубе» для того, чтобы содействовать различным проектам, которые, как мы считаем, идут на пользу Крыма. За это короткое время Таврический клуб осуществил несколько проектов, одни на начальной стадии, другие —  стали постоянными. Например, мы оказали существенную помощь одному дому для детей-инвалидов, крымскому подразделению «Беркут» (в этом мероприятии принимал участие главный военный раввин России господин Гуревич).

«Таврический клуб» придает большое значение межнациональному, межкультурному и межгосударственному диалогу, в том числе мы организовали приезд в Крым несколько итальянских правительственных делегаций. Например, мы были в судакской крепости с парламентской делегацией Италии. Стоя в такой компании возле генуэзской крепости, говорить о какой-то блокаде Крыма — это как-то смешно. Сейчас мы совместно с руководителем украинской и белорусской общины Крыма и мэрией Ялты разработали проект, который сейчас в работе, а именно, установление особых связей Крыма с Ираном. У нас сейчас прошли переговоры с представителями госсовета Ирана и президента Роухани, и это будет иметь продолжение. Мы считаем, что это очень важно, потому что персидская культура — это большой слой крымской истории. В прошлом году в связи с 75-летием победы мы провели, несмотря на ряд дискуссий, значительную комплексную акцию памяти возле рва на 10-м километре Феодосийского шоссе, и надо сказать, что раввин Севастополя Биньямин Вольф, Аркадий Цирюльков и Анатолий  Гендин приняли в этом большое участие. Рабби Вольф согласно всем иудейским ритуалам предал земле кости, которые там валяются на поверхности. Второй частью этой акции в те же дни  — впервые за 75 лет, чем я особо горжусь — совместно с обществом «Хесед», мы нашли в Москве родную внучку генерала Якова Григорьевича Крейзера, освободителя Крыма, и  возложили венок от благодарного Крыма к могиле полководца на Новодевичьем кладбище.

Мы посчитали, что на полуострове есть особо символичное место для всех нас, крымчан, которое обозначает ту красную черту, границу и тот принцип, который фундаментален для продолжения существования и развития жизни Крыма, — принцип толерантности. Ров на 10-м километре Феодосийского шоссе, в котором были расстреляны 17 000 человек, в основном евреев, крымчаков, цыган и раненых военнопленных, а также просто симферопольцев, является местом символическим и памятником общечеловеческого значения. Этот ров был создан как оборонительный рубеж от нашествия нацистов, и в символическом смысле он таковым и остался — символом необходимой толерантности. Мы предприняли серьезное исследование, и то, что я говорю, это некоторым образом и вообще наше собрание  — это анонс издания книги, которую мы готовим. Мы разбили ее на две части: первая затрагивает всю проблематику, исходящую из этого рва. Мы привлекли к изданию этой книги ряд выдающихся ученых Крыма, Москвы, журналистов Германии и т.д. Я перечислю только некоторые вопросы.

Этот ров является единственным местом в мире фактически осуществленного геноцида. Это могила крымчакского народа — вот он был, и вот могила целого народа. Во-вторых, в этом рву лежит семья — бабушка, мама и брат — выдающегося симферопольского философа, автора и крупнейшего культуролога ХХ века — Эйнштейна от культурологии и историографии — Михаила Яковлевича Гефтера, основателя фонда «Холокост». Надо сказать, что Симферополь и Симферопольский университет — это единственное место в мире, где плохо знают, кто такой Гефтер. Мы установили самые тесные отношения с Ильей Альтманом, президентом нынешнего фонда «Холокост», и готовим совместные программы.

Этот ров послужил тем толчком, как говорил сам Гефтер, из которого возникла его теория  мира миров, о том, что не бывает холокоста и геноцида против кого-то, а он всегда направлен против всех. Это чисто симферопольская идея, которая возникла у него благодаря его жизни, юности, формированию как личности в многонациональном и многоэтничном Симферополе.

Третья особенность, которая чрезвычайна интересна  и послужит предметом нашего исследования — ров в Симферополе десятки лет является местом варварских раскопок в поисках драгоценностей, золотых зубов жертв нацизма. Такого больше нет нигде в мире. И этому есть какая-то причина. В этой связи в будущем нашем исследовании (тему предложил Илья  Альтман — я бы гордился, если бы такая мысль возникла у меня) — мы попытаемся исследовать этот феномен. Мы все понимаем, что копаться в могилах — это плохо. А собственно, почему? Потому что мы так договорились, что нельзя, нехорошо? Или есть какой-то закон природы, который наказывает за это нарушение базовых ценностей? Хорошо бы послушать тех, кто там копался, кто получил два года условно — как сложилась их жизнь, как они сами относятся к тому, что они сделали. Скажу, что эту тему в книге известный крымский журналист, автор известного цикла «Теория заговора» Дмитрий Смирнов взялся расследовать.  Мы готовим серьезное большое исследование, но разбили его на две части. Поскольку Ров оброс многочисленными легендами, слухами, поэмой Вознесенского, музыкой Караманова, то мы решили в первую очередь издать в качестве первого шага книгу, в которой были бы собраны в хронологической последовательности все без исключения сведения об этом рве. За эту задачу взялась Наталья Дремова, редактор газеты «Аргументы и факты» в Крыму, которая провела четыре месяца в архивах, взяла множество интервью, и эта часть первой книжки — первое издание — выйдет ко дню Победы.